Защита диссертаций при мгоу

Защищенные диссертации

сортировать по году защиты

  • 2006

    Консервативные концепции переустройства России в контексте исторического процесса конца XIX – начала ХХ вв.

  • Докторская диссертация по специальности 07.00.02 – Отечественная история (ист. науки)
  • Шелохаев В.В.
  • Защищена в совете
    Д 212.155.05.

    при Московский государственный областной университет (МГОУ)

  • Организация, в которой выполнялась работа:

    Московский государственный областной университет (МГОУ)

  • Воронежский государственный университет
  • Зверев В.В.,

    Степанский А.Д.,

    Багдасарян В.Э.

  • 2004

    Организационно-педагогические аспекты коммуникативной деятельности физкультурно-спортивных организаций

  • Кандидатская диссертация по специальности 13.00.04 – Теория и методика физического воспитания, спортивной тренировки, оздоровительной и адаптивной физической культуры (пед. науки)
  • Степанова О.Н., д.п.н., Московский Педагогический Государственный Университет
  • Защищена в совете
    К 212.155.01

    при Московский государственный областной университет

  • Организация, в которой выполнялась работа:

    Московский Педагогический Государственный Университет

  • РГУФКСиТ
  • Симонов В.П.,

    Самусенков О.И.

Д 212. 154

01 – русская литература
10. 09 – фольклористика

Теория и методика обучения и воспитания (изобразительное искусство, уровни общего и профессионального образования) (педагогические науки);
5. Теория и методика обучения и воспитания (черчение) (педагогические науки);
5. Методология и технология профессионального образования (педагогические науки).

Общая психология, психология личности, история психологии (психологические науки);
5. Педагогическая психология, психодиагностика цифровых образовательных сред (психологические науки).

Теория и методика обучения и воспитания (астрономия, уровень начального образования) (педагогические науки);
5. Теория и методика обучения и воспитания (естественно-математические науки, уровень начального образования) (педагогические науки);
5. Теория и методика обучения и воспитания (общетехнические дисциплины и трудовое обучение, уровни общего и профессионального образования) (педагогические науки);
5. Теория и методика обучения и воспитания (физика, уровни общего и профессионального образования) (педагогические науки);

Онтология и теория познания (философские науки);
5. История философии (философские науки);
5. Философия науки и техники (философские науки).

Теория и методика обучения и воспитания (литература, уровни общего и профессионального образования) (педагогические науки);
5. Теория и методика обучения и воспитания (русский язык, уровни общего и профессионального образования) (педагогические науки);

03 – литература народов стран зарубежья (западноевропейская литература)
10. 08 – теория литературы. Текстология.

01 – общая психология, психология личности, история психологии
19. 13 – психология развития, акмеология

Теория и методика обучения и воспитания (музыка, уровни общего и профессионального образования) (педагогические науки);
5. Методология и технология профессионального образования (педагогические науки).

01 – русская литература
10. 02 – литература народов Российской Федерации (литература народов Поволжья)
10. 10 – журналистика

04 – германские языки
10. 05 – романские языки

Теория и методика обучения и воспитания (информатика, уровни общего и профессионального образования) (педагогические науки);
5. Теория и методика обучения и воспитания (математика, уровни общего и профессионального образования) (педагогические науки);

Социальная структура, социальные институты и процессы (социологические науки);
5. Социология управления (социологические науки).

Общая педагогика, история педагогики и образования (педагогические науки);
5. Теория и методика обучения и воспитания (история, уровни общего и профессионального образования) (педагогические науки).

Теория и методика обучения и воспитания (биология, уровни общего и профессионального образования) (педагогические науки);
5. Теория и методика обучения и воспитания (география, уровни общего и профессионального образования) (педагогические науки);
5. Теория и методика обучения и воспитания (химия, уровни общего и профессионального образования) (педагогические науки);

Теория и методика обучения и воспитания (дошкольное образование) (педагогические науки);
5. Коррекционная педагогика (сурдопедагогика и тифлопедагогика, олигофренопедагогика и логопедия) (педагогические науки).

Теория и методика обучения и воспитания (иностранные языки, уровни общего и профессионального образования) (педагогические науки);
5. Теория и методика обучения и воспитания (русский язык как иностранный, уровни общего и профессионального образования) (педагогические науки);

05 – теория, методика и организация социально-культурной деятельности
19. 05 – социальная психология

01 – русский язык

Десять раз члены ВАК голосовали единогласно и только в одиннадцатый четверо воздержались. Но решение, принятое большинством, и в этом случае было категоричным: ученой степени лишить. Тем самым научная недобросовестность и подтасовки, вскрытые комиссией Минобрнауки в работе диссертационного совета Д 212. 154. 01 при Московском педагогическом госуниверситете, получили показательно жесткую оценку.

Процедура, вопреки ожиданиям прибывших на публичную казнь журналистов,  оказалась сухой и маловыразительной. Краткая справка сотрудника департамента Минобрнауки о результатах проведенной проверки, лаконичные пояснения председателя экспертного совета ВАК по истории Юрия Пивоварова, реплика Филиппова или ученого секретаря комиссии Николая Аристера и – голосование.

Липа на просвет

Напомню кратко предысторию скандала. В результате выборочной проверки, проведенной комиссией Минобрнауки под началом заместителя министра Игоря Федюкина, только в одном диссертационном совете (по истории) одного вуза (МПГУ) за пять последних лет выявлено такое количество околонаучной халтуры, фальсификаций и откровенного мошенничества, что округлились глаза даже у видавших виды экспертов.

Вот лишь несколько примеров: 87 процентов “несамостоятельного” (а по-другому сказать – украденного) текста в одной диссертации (В. Максимов) и от 53 до 63 – в двух других (А. Андриянов, Н. Харитонова). Четырнадцать из шестнадцати работ, указанных в докторской диссертации О. Баландиной как якобы опубликованные научные труды, на самом деле нигде не публиковались. У другого остепенившегося доктора  (упомянутой выше Н. Харитоновой) это соотношение и вовсе четырнадцать из четырнадцати, у Батрашева Д. – двенадцать из двенадцати. Еще больше “липы”, включая фальшивые подписи и печати, вскрылось в официальных отзывах организаций, о чем сам соискатель и диссертационный совет должны позаботиться до защиты.

Заметим, что первоначально  для проверки были выбраны 19 докторских и 6 кандидатских диссертаций, по которым указанные в авторефератах публикации не соответствовали действительности и/или не имели подтверждений в открытых источниках.

По ходу дела в сомнительный список попали еще 60 работ, две из которых (еще не утвержденные) соискатели добровольно сняли с защиты, “чтобы не попасть под раздачу”.

В итоговый доклад комиссии Федюкина были включены поименно авторы 17 кандидатских и докторских диссертаций – с единой по всем рекомендацией: лишить ученых степеней как необоснованно присужденных.

Действуем по процедуре?

Перед тем, как вынести вопрос о лишении степеней на президиум Высшей аттестационной комиссии, с каждой из поименованных диссертаций разбирались в Экспертном совете ВАК по истории. На удивление оказалось, что заместителем председателя тут долгое время состоял руководитель оскандалившегося диссовета Д 212. 154. 01 профессор Александр Данилов. Полномочия свои он был вынужден сложить, и разбор полетов проводили без него.

По словам Владимира Филиппова, члены экспертного совета под руководством профессора Пивоварова стремились быть максимально объективными – приглашали к диалогу и самих диссертантов, и всех, кто был заинтересован дать пояснения. Однако предстать в личном качестве перед экспертами ВАК отважились только два кандидата в “лишенцы”.

По результатам анализа тех 17 работ, что попали в “черный” список комиссии Федюкина, экспертный совет нашел достаточные основания проголосовать за лишение ученых степеней в одиннадцати случаях. По другим экспертная работа будет продолжена, так как получены ответы еще не на все сделанные запросы.

При голосовании на президиуме ВАК, как уже сказано, единодушия не случилось только в одном случае – в отношении докторской диссертации Сергея Федоренко из Ставрополя. Она защищена в 2011 году и называется “Борьба с уголовной преступностью и обеспечение общественного порядка на Северном Кавказе (1917-1928 гг. В список на лишение работа Федоренко попала потому, что отзыв ведущей организации, представленный на защиту из МГУ, там отказываются признать своим.

“Мы не можем направить на повторную защиту, – тут же охладил собравшихся ученый секретарь комиссии Николай Аристер. – Да, не повезло человеку – попал под поезд. Но мы действуем по процедуре. Он может защищаться повторно, это его право. А мы не можем.

Вслед за этим председатель Высшей аттестационной комиссии поставил на голосование вопрос о лишении Сергея Федоренко ученой степени доктора исторических наук. “Против” не было поднято ни одной руки, но четверо из президиума ВАК от такого вердикта воздержались.

Из докторов разжалованы

По совокупности нарушений, вскрытых при подготовке и защите диссертаций в упомянутом совете Д 212. 154. 01, президиум  ВАК принял одиннадцать однотипных решений – “согласиться с рекомендацией экспертного совета и рекомендовать Министерству образования и науки лишить ученой степени” шесть докторов и пять кандидатов наук. Персональный список ученый секретарь ВАК обещал незамедлительно вывесить на официальном сайте. Мы – в назидание другим – приводим его уже сегодня.

Однако в юридическом смысле процедуру лишения ученой степени можно считать свершившейся только после выхода соответствующего приказа министра образования и науки. Но и после этого, пояснил Николай Аристер, никто не будет истребовать назад необоснованно выданные и аннулированные дипломы – их просто объявят недействительными. Что, конечно, не лишает фигурантов этой громкой истории общего для всех права оспорить принятое решение в суде.

Как не исключает и шанса предпринять новую попытку – подготовить (доработать, исправить) и повторно защитить диссертацию с соблюдением всех установленных требований.

Лишаются докторской степени

Алиев Ахмат Шерпудинович
Антонова Татьяна Михайловна
Баландина Ольга Викторовна
Харитонова Нонна Георгиевна
Батрашев Даниар Кубашевич
Федоренко Сергей Александрович

Лишаются степени кандидата наук

Андриянов Андрей Владимирович
Алилуйко Галина Олеговна
Бодрова Алла Михайловна
Максимов Владислав Сергеевич
Смирнова Марина Васильевна

Пламенный привет всем интересующимся и просто проходящим мимо! Сегодня хочу поделиться опытом обучения на факультете русской филологии МГОУ.

И ещё. Не все Антоша Чехонте, так что в недостатках основное выделено жирным. Обоснования претензий кое-где спрятаны в цитаты. Естественно, я не могу везде предоставить пруфы, дабы сохранить конфиденциальность.

Корпус – бывшая школа

+ Диплом государственного образца.

+ Высокие стипендии. Например, академическая: 2620 руб. ; 4000 руб. ; 7000 руб. Остальные её виды (социальные, именные и т. ) не менее хороши.

+ На определённых направлениях есть квоты для лиц с ОВЗ.

+ Удачное расположение здания (5 мин. от м. Бауманская). В шаговой доступности множество магазинов, кафе, точек ксерокопии и печати документов.

+ Адаптироваться после школы достаточно легко, т. лекции планомерно диктуют.

+ Некоторые увлечённые и адекватные преподаватели с высокой экспертностью. Единицы, искренне горящие своим делом. Благодаря их подходу пары становились интереснее, и хотелось верить в гуманизм.

+ На профильных кафедрах филфака взяточничества и коррупции нет.

+ Актив для энтузиастов (КВН, “Мисс и Мистер”, ансамбль “Виноградие” и т.

+ Можно умеренно совмещать получение в/о с работой.

+ Учиться несложно. Всё субъективно, конечно, но отчисление тут – дело редкое.

Антураж и общие условия:

– Здание слишком маленькое. Вследствие этого занятия часто проводятся на кафедрах, где нет мест и условий (парт, досок).

Пару раз нами использовался коридор.

В некоторых помещениях нет окон. А в нормальных аудиториях иногда проходили абсолютно разные дисциплины у двух групп, а-ля языкознание + лит-ра. И некоторые ведь за это деньги отдают.

Читальный зал. Тумбочки вместо стульев. Всё норм.

– Расписание вследствие описанного нюанса меняется каждую неделю.

– Маленькая столовая с постоянными столпотворениями и неразумными ценами.

– Туалеты лишь на 2-х этажах. Там одна раковина с холодной водой и огромные очереди на переменах. Чистота – больная тема. Бумаги не хватает (хи-хи), для мусора нет места, а иногда мы не видели даже мыла.

И это ещё приличный вид.

– Нет оборудования для инвалидов: ни пандусов, ни поручней, ни лифтов.

– Мало мест в общежитиях. Почти все расположены в МО, и только для льготников – в Москве. Так что готовьтесь к электричкам и автобусам, а также излишним тратам.

– Внезапно юридический адрес сменился с г. Москвы на г. Мытищи.

Некоторые недостатки можно было бы простить, если бы процесс обучения проводился на достойном уровне, но увы. Ниже представлен список основных проблем в предлагаемой на ФРФ системе (исключительно на мой субъективный взгляд):

1) Несбалансированная и устаревшая программа. Навряд ли на филфаке вы научитесь полноценно владеть иностранным языком или качественно сочинять и рерайтить, зато сумеете бегать под дождём и снегом, ибо здания для физ-ры попросту нет. Помимо этого здесь любят давать задания-отписки на уровне школы.

Что мне снег, что мне зной.

  • а) Были предметы, все пары которых сводились к зачитыванию нами с 20-ти листов огромных докладов, скачанных из Интернета .
  • б) Физкультура идёт 3 года на улице в любую погоду (2 пары в неделю). Даже одно отсутствие нужно отрабатывать (иначе недопуск). Некоторые преподы заставляли девушек ходить, невзирая на физиологию. Справки просили из госбольниц, хотя документ из частного лицензированного медцентра имеет ту же юрсилу.
  • в) Недостаток ин.языка. Группы не делят по уровню владения. Нередко мы мусолили школьные темы. Исключение – направление “рус. яз. и англ.яз.”
  • г) Практика. Считается логичным закрывать педобразов в библиотеках или отправлять их в Дом русского зарубежья, а филологов и РКИ – в обычные школы. Всё сводилось к бюрократии вместо выработки прикладных навыков.
  • д) Слабо учат академическому стилю. За всё время мы писали 2-3 эссе и не больше аннотаций и рецензий. К курсовым и ВКР готовят неважно. И это на филфаке, увы . Один научрук дал образец, где 80% плагиата, а второй соизволил объяснить принципы написания только на защите 🤦‍♀️
  • е) Бессмысленные задания. Требовать к экзу конспекты книг на 96 л. от руки и не взглянуть на них – норма, зато забудешь – жёстче спросят. Подобной ерундой также приходилось заниматься, если за неимением места в кабинет сгоняли две группы на разные дисциплины.

2) Факультет с охотой пользуется силой студентов, чтобы получить галочки за актив и интеллектуальные конкурсы. В случае ЧП преподы спасаются через петиции и подписи учащихся. Вот только когда дело касается самих вузовцев, часто вспоминают лишь о любимчиках и кумовьях. Так что советую быть морально готовыми к:

  • очень странным переводам на бюджет;
  • тайным стажировкам в обход своих же правил (наподобие отсутствия долгов);
  • неоднозначным условиям на части экзаменов и разным оценкам за один уровень ответов.

3) Посещение многих интересует больше, чем навыки и знания. Мальчикам ввиду их дефицита делают послабления ¯¯_(ヅ)_/¯¯. Было несколько случаев, когда студенты получали 5 автоматом за общественную работу.

4) Многие преподаватели зачитывают лекции с учебников и прочего добра, легко обнаруживаемого в Интернете. Очевидно, что такую информацию можно найти и самому, а потому вопрос относительно функции университета встаёт всё острее.

5) Госы. Ни на одном экзамене не было столько хамства, грубости и унижения. Причина тому – Колесникова Светлана Михайловна из МПГУ. Глядя на поведение этой особи, понимаешь, откуда берутся хабалки и тираны вместо нормальных учителей, и почему школы находятся в глубокой. кхе-кхе. яме. Горячо рекомендую этому дохтуру наук работать добросовестно, а не заседать только “потому что #0па есть”

Защита диссертаций при мгоу

Руководство укромно спрятало любимчиков и кумовьёв в отдельной группе, где никто грубого слова со стороны ГЭК не услышал. И это при том, что декана мы когда-то всем миром возвращали на должность (знали бы, чем это обернётся). Кстати, в убежище для избранных 5 получил даже тот, кто частенько хватал тройки и незачёты, редко появлялся и к тому же тормознул с ВКР))). Вот такие пироги ¯¯_(ヅ)_/¯¯. ______________На остальных власть имущим настолько плевать, что их просто раскидала по личным предпочтениям староста.

В итоге на нас Колесникова решила опорожниться.

Представительница МПГУ не давала вставить и слова, катила бочку и подчёркнуто грымзилась. Постоянно резко перебивала, беспардонно язвила, спесиво закатывала глаза и брезгливо фыркала. Словом, вела себя как истинный педагог.

Стараясь продемонстрировать степень своего пренебрежения, Колесникова мерзко кривила мордаху, бесцеремонно и показательно ржала, беспрерывно гоняла чаи, охотно жрала, умудряясь между делом базарить с посторонними. Председательница максимально быдловато, с наездом, издевательски передразнивала выпускников и всячески пыталась показать, что мы не знаем даже элементарных вещей. В каждом жесте и взгляде, в каждой интонации она старалась опустить и унизить. А часть ошибок ею была просто выдумана.

На защите дипломов некоторые члены мерзко намекали, будто работы списаны или куплены. И после хамского унижения комиссия настойчиво ждала б л а г о д а р с т в е н н о г о слова. М-да уж, нахальства педработникам не занимать.

На мой взгляд, для реализации в такой тяжёлой профессии, как учитель, факультет должен помогать, а не ставить палки в колёса. Ведь диплом с отличием даёт бóльшие выплаты молодому специалисту, а ещё баллы в магистратуру.

Бакалавриат. Очная форма.

Засим всё. Автор завершает длинный рассказ впечатлений и благодарит усердных читателей за потраченное время. Было ли допущено утрирование? Возможно, местами. Однако считаю это вполне оправданным, поскольку гарантий другого исхода нет.

В связи с пандемией COVID-19 деятельность ВАК, включая его экспертные советы и президиум, была приостановлена. И только недавно с удаленным интерактивным участием вновь заработали экспертные советы, стал собираться президиум. Итоги первого в этом году пленума в интервью “Российской газете” прокомментировал председатель ВАК академик Российской академии образования Владимир Филиппов.

Владимир Михайлович, перемены и споры о переменах в системе аттестации научных кадров мы наблюдаем уже лет пятнадцать. Какие нововведения предложены сейчас и чем они вызваны?

Владимир Филиппов: На пленуме ВАК, который обычно собирается два раза в год, а в этом году состоялся только сейчас, принято несколько принципиальных и давно ожидаемых решений.

Первое и главное – это новая номенклатура научных специальностей. Раньше было 430, сейчас останется, наверное, 350 специальностей. Большинство из оставшихся получило новое наименование или произошли объединения. Над этим ученые работали последние два года. Предыдущая номенклатура не менялась практически 12 лет, были добавлены только две новые специальности – теология и пластическая хирургия. И это при том, что новые направления в науке рождаются стремительно. Система была не гибкая.

Второе – дополнение к ныне действующему порядку, когда в диссертационном совете должно быть минимум 19 докторов наук и есть право проводить защиты по трем научным специальностям. Теперь предусмотрена возможность формировать диссертационные советы численностью 11 докторов наук и более, но с правом проведения защит только по одной-двум научным специальностям.

Третье – возможность защиты не по тексту специально написанной диссертации, а по научному докладу. Были и сохраняются требования к рукописи, которая называется диссертацией. Даже к ее объему: для гуманитариев – один, для естественных наук – другой. Сейчас принято решение создать возможность для активно работающих ученых защищаться по научному докладу, в основе которого – совокупность опубликованных работ.

Правовые аспекты образования эксперты “РГ” разбирают в рубрике “Юрконсультация”

Речь только о степени доктора наук или о кандидатских диссертациях тоже?

Владимир Филиппов: И министерство, и ВАК прислушались к мнению коллег из Российской академии наук. Они предложили начать с докторских – посмотреть, отработать процедуры, учесть возможные риски. А молодые ученые должны учиться писать в строгом научном стиле, и работа над текстом диссертации как раз проявляет и формирует такие навыки. Поэтому пока принято решение, что только на ученую степень доктора наук возможна защита по научному докладу.

И, наконец, четвертое важное изменение, которое будет вводиться. Это возможность включения в состав диссертационных советов не только докторов наук, но и тех активно работающих ученых, которые имеют степень PhD или же со степенью кандидата наук.

Эти четыре новации серьезно изменят ландшафт научной аттестации в нашей стране.

Почему решили изменить (кто-то говорит, снизить) требования к численному и качественному составу диссертационных советов?

Владимир Филиппов: Тут два момента, их считаю важным развести. Да, требования к количественному составу решено снизить. Это сделано в интересах научного сообщества, научных школ – главным образом, для Сибири, Дальнего Востока, других регионов России, где не всегда можно набрать 19 докторов наук, чтобы сформировать один диссертационный совет. Буквально только что на президиуме ВАК обсуждали и принимали решение о закрытии действующего совета в Хабаровске. Ситуация абсолютно жизненная: один из 19 докторов наук, человек в возрасте, скончался. И все – с этого момента диссертационный совет недееспособен. Они шесть месяцев пытались найти замену – доктора наук соответствующей специальности. Не нашли. И по действующим правилам совет был закрыт.

Владимир Филиппов: В том и дело. А сейчас, когда будет требование по количественному составу 11 человек – это более гибкая система. Но в том, что касается качественного состава, никакого снижения нет и быть не может. Я бы даже сказал, наоборот. Раньше в состав диссовета не могли входить лица со степенью PhD. В том числе весьма известные ученые, даже лауреаты Нобелевской премии. Почему? Потому что они PhD, по нашим прежним критериям – кандидаты, а не доктора наук. Но это же нонсенс, когда мы в течение последних 10 лет, да и раньше, не могли включать в состав диссоветов нобелевских лауреатов!

Почему же? Думаю, что и Виталий Лазаревич Гинзбург, и Жорес Иванович Алферов, светлая им память, в такие советы могли входить и входили. Или вы имеете в виду иностранных ученых – лауреатов Нобелевской премии?

Владимир Филиппов: Конечно, иностранных. Потому что наши указанные ученые – доктора наук. Но главное, что каждый такой ученый со степенью PhD и просто кандидат наук должен иметь за пять последних лет не менее 10 научных публикаций в журналах из мировых баз данных. Это серьезное требование для них. Давайте сравним: сейчас, если ты доктор наук и у тебя 1-2 такие публикации, ты можешь быть в диссовете. А ученый, у которого за 5 лет 10 публикаций, но он только PhD, не мог быть в составе совета. Поэтому сейчас качественный состав диссоветов может быть существенно повышен за счет иностранных ученых и активно работающих российских кандидатов наук.

Теперь такого “крайнего” не будет. Каждый диссовет, каждый ученый в его составе и есть тот вратарь на последней линии, чтобы брак не пропускать

А уж если затронули тему премий как признания заслуг в науке, скажем шире: помимо Нобелевской есть учрежденная в России международная премия “Глобальная энергия” – за открытия и достижения в области энергетики. У математиков есть престижные Абелевская премия и премия Филдса, у физиков – премия Ферми и другие. Их всего более ста – престижных международных наград в разных областях науки.

Но их обладатели не могли входить в составы диссоветов, так как имели только степень PhD – не было для этого юридических оснований? А теперь такие основания будут?

Владимир Филиппов: Именно так. А почему это назрело? Потому что с формальной, в том числе количественной, стороны при формировании диссоветов мы в последние годы все соблюдали, а качественная сторона страдала. Семь лет назад, когда мы начали серьезную реформу в сфере научной аттестации, в России было 3300 диссоветов. Сейчас их осталось менее 1900, а 1400 закрыты. За плохое качество работы, за то, что не набирали в свой состав тех самых 19 докторов наук. Вводимые сейчас изменения назрели как раз потому, что почти половина диссертационных советов в стране было закрыто. И большинство из тех, что закрыты, находились не в Москве и не в Санкт-Петербурге, а в регионах, причем весьма удаленных.

Правильно ли я понимаю, что теперь, как уже было когда-то, можно получить ученую степень без обязательного написания и защиты диссертации? Вместо нее можно представить научный доклад по совокупности опубликованных статей? С какой целью решили сделать это допущение?

Владимир Филиппов: Во-первых, это зарубежный опыт. У нас обязательно диссертация, то есть специально созданная рукопись. А там, как правило, автореферат, к которому прикладываются основные научные публикации автора. Такой подход уже стали широко практиковать и наши ведущие вузы: Санкт-Петербургский госуниверситет, Высшая школа экономики, РУДН, ИТМО и целый ряд других. И пошло это, хочу особо подчеркнуть, не из желания подражать Западу. Главный посыл был от наших активно работающих ученых. Многие из них, весьма достойные научных степеней, не хотели и не могли защищаться только потому, что нужно было отрываться от реальной научной работы и садиться за написание формальной диссертации, да еще “по ГОСТу”. И вполне справедливо возмущались, что от них требуют никому не нужный талмуд с большим набором формальных условий.

Владимир Филиппов: Требования содержательные – не по форме, а по существу – остаются высокими и едиными для всех. А для таких защит, по докладу, даже стали жестче. За 10 последних лет нужно иметь 50 публикаций в международных базах данных для гуманитарных и социально-экономических направлений и 30 – для естественно-научных и технических специальностей. Это в среднем по 5 публикаций в год в серьезных рецензируемых журналах.

Некоторые говорят: ну вот сейчас многие конторы и так называемые хищные журналы станут за деньги публиковать и продвигать всех желающих в международные базы данных. А потом по ним станут защищаться. Хочу сказать, что все ровно наоборот. Это раньше, когда защищалась только диссертация, смотрели главным образом на этот текст, а публикации автора никто (или почти никто) не изучал и даже в них не заглядывал. Даже оппоненты этого не делали – за о-очень редким исключением. Читали только автореферат и в лучшем случае диссертацию. А вот сейчас – наоборот. Когда не будет текста диссертации, а приложены опубликованные статьи, их будут смотреть и члены диссовета, и назначенные оппоненты.

Помимо опубликованных статей для такого рода защит по докладу можно прилагать и патенты, свидетельства на изобретения, другие практические подтверждения важных научных разработок?

Владимир Филиппов: Такие предложения вносились, мы их обсуждали, но принять не смогли. По той причине, что патенты, свидетельства на изобретения и другие документы такого рода не входят в международные базы данных – ни в Scopus, ни в Web of Science, а значит, не могут быть учтены. Возможно, это следующий этап – расширение возможностей. А пока в итоге коллективного обсуждения ученые пришли к тому, чтобы при защитах по докладу, то есть совокупности работ, брать в расчет только научные публикации в международных базах данных.

Владимир Филиппов: Вы правы. Как в той поговорке: все новое и лучшее – хорошо забытое старое. А если говорить всерьез, этот опыт действительно пришел из оборонки, когда стремились не отвлекать для написания диссертаций высоко квалифицированных и предельно загруженных основной работой специалистов.

Защита диссертаций при мгоу

Все то, что будет изменено в системе научной аттестации, имеет универсальный и обязательный характер для всех субъектов этого процесса в России? Или выводит “за скобки” те университеты и научные организации, которым уже дано право самостоятельно, помимо ВАК, формировать диссертационные советы и самостоятельно, по своим критериям и процедурам, присваивать ученые степени?

Владимир Филиппов: Для того чтобы рекомендации ВАК стали действующей нормой, предстоит издание нормативных актов. Ведь положение о порядке присуждения ученых степеней, об этом важно напомнить, утверждается правительством России. Другие нормативные акты, например, положение о формировании диссертационных советов, вводятся приказом министра образования и науки и регистрируются в минюсте. Если в финальном тексте документов не будет оговорок или изъятий из рекомендаций ВАК, то они распространятся на всех участников системы аттестации.

Не будем забывать и том, что организации, получившие право самостоятельно присуждать ученые степени, многое из предлагаемого для всех уже используют. По действующей нормативной базе они не могли только включать в состав диссертационных советов лиц со степенями PhD и активно работающих кандидатов наук. Ну а в том, что касается новой номенклатуры научных специальностей, эти изменения станут обязательны для всех.

Вице-президент РАН Алексей Хохлов публично высказался в том смысле, что по нововведениям “шла продуктивная совместная работа минобрнауки, РАН и ВАК, и они представляют собой оптимальное на сегодняшний день компромиссное решение”. Как было организовано это взаимодействие?

Владимир Филиппов: Высшая аттестационная комиссия, ВАК, – это более 130 человек, из них более 70 – это академики и члены-корреспонденты РАН и других государственных академий наук. То есть более половины голосов в составе ВАК – это голоса академического сообщества. Эти ученые представляют научно-исследовательские центры, многие работают в ведущих университетах или совмещают одно с другим. А их совместная работа в ВАК, в том числе над обновлением номенклатуры научных специальностей, стала следствием многолетних системных решений по интеграции вузовской и академической науки.

В России было 3300 диссоветов. Сейчас осталось менее 1900, а 1400 закрыты. За плохое качество работы и за то, что не набирали в свой состав 19 докторов наук

В этой работе непосредственным образом участвовали 46 экспертных советов ВАК. А в каждый из них входит в среднем по 40 человек. То есть более полутора тысяч ученых в 46 экспертных советах работали, в частности, над новой номенклатурой научных специальностей.

И третье, что во многом определило результат, это создание совместной с РАН рабочей группы: это 66 ученых, большинство из них – академики, каждый со своим мнением. Руководить такой рабочей группой было очень непросто. Поэтому очень важна была, я бы сказал, политическая поддержка такой работы и со стороны министра Валерия Николаевича Фалькова, и со стороны президента РАН Александра Михайловича Сергеева.

Неужели по всем предлагавшимся изменениям позиции РАН и минобрнауки полностью совпали?

Владимир Филиппов: Тут я могу только согласиться с академиком Хохловым: действительно, найдено оптимальное на сегодняшний день решение. Да, оно компромиссное. Но жизнь на этом не заканчивается. Будем работать и вносить те или иные коррективы, когда ситуация, что называется, созреет.

Поступают ли к вам сигналы о фактах ненадлежащей защиты диссертаций в тех вузах и НИИ, которым даны автономные права в вопросах аттестации? Как вы и члены ВАК на такие сигналы реагируете?

А претензий, которые бы касались качества защищенных диссертаций в организациях с автономными правами, мы до сих пор не получали. Более того, все такие организации, начиная с МГУ, Санкт-Петербургского госуниверситета, Высшей школы экономики, РАНХИГС, РУДН, МИФИ, повысили требования и к соискателям, и к работам, которые они публиковали и на которые ссылаются при защите. Чтобы это были не только работы в журналах из перечня ВАК, но и в международных базах данных. А при самих защитах все чаще выясняют и оценивают то, в каких организациях работа проходила апробацию, где докладывались основные результаты – на каких конференциях, семинарах.

Диссертационный совет Д 212. 155. 14 при Московский государственный областной университет
None

  • Шифр диссертационного совета:
  • Московский государственный областной университет
  • 2013

    Государственная политика Российской Федерации по совершенствованию военно-политической интеграции с Республикой Казахстан

  • Кандидатская диссертация по специальности 23.00.02 – Политические институты, процессы и технологии (полит. науки)
  • Манойло А.В., д.пол.н., доц., МГУ имени М.В. Ломоносова
  • Защищена в совете
    Д 212.155.14

    при Московский государственный областной университет

  • 2008

    Трансформация государственной кадровой политики в политической системе современной России

  • Политаев П.П.
  • Организация, в которой выполнялась работа:

    Московский государственный областной университет

Добавить комментарий

Ваш адрес email не будет опубликован.