паренкина виктория игоревна мгоу

Врачебная тайна в отношениях суррогатного материнства

Семейная политика Российской Федерации включает в себя установление различных мер, направленных на развитие и укрепление семейных отношений. 106 Нельзя отрицать, что чрезвычайно важным аспектом, влияющим на семейные отношения, является возможность семейной пары родить ребенка, то есть возможность продолжения своего рода, или же по-другому – возможность реализовать свою репродуктивную функцию.

В рамках действующей парадигмы, свобода репродуктивного выбора гарантируется и уважается как неотъемлемая часть правового статуса личности.

Свобода репродуктивного выбора человека является основным репродуктивным правом и подразумевает под собой возможность всех супружеских пар и отдельных лиц, исключительно по собственному волеизъявлению, принимать ответственное решение относительно количества своих детей, интервалов между их рождением и времени их рождения и располагать для этого необходимой информацией и средствами, а также право на достижение максимально высокого уровня полового и репродуктивного здоровья. В ситуации, когда собственное здоровье не позволяет в полной мере распорядиться своими репродуктивными правами, возникает необходимость применения вспомогательных репродуктивных технологий.

Следовательно, возможность безопасного применения вспомогательных репродуктивных технологий является проявлением гарантированной свободы репродуктивного выбора человека.

Достижения современной медицины предоставляют человеку широкий спектр средств, для управления собственной фертильностью, включая все виды вспомогательных репродуктивных технологий. Российская Федерация, обеспечивая гражданам доступ к таким технологиям, тем не менее, устанавливает специфические требования к субъектам реализации собственных репродуктивных прав, которые, в свою очередь, весьма неоднозначны с точки зрения разумности, соответствия общим принципам права и юридической техники, что, в конечном итоге, неблагоприятно отражается не только на лицах прибегающих к суррогатному материнству, но и на ребенке, рождаемом с применением метода суррогатного материнства.

Не вызывает сомнения то обстоятельство, что отношения сторон по вопросу суррогатного материнства обусловлены необходимостью постоянной передачи информации от суррогатной матери к потенциальным родителям как о себе в целом, так и о состоянии своего здоровья в частности. По критерию информационного обмена, правоотношения сторон суррогатного материнства можно разделить на две стадии: 1) Первоначально взаимодействие сторон происходит на стадии подбора кандидатуры суррогатной матери. , то есть до момента заключения договора суррогатного материнства. 2) После чего стороны взаимодействуют непосредственно по вопросу суррогатного материнства (культивация и перенос эмбриона в тело суррогатной матери, вынашивание, рождение ребенка и т. ), то есть после заключения договора суррогатного материнства.

На первой стадии родители собирают информацию о предполагаемой суррогатной матери исходя из требований закона и своих личных предпочтений. Причем, сложившаяся практика суррогатного материнства показывает, что требования потенциальных родителей к суррогатной матери, зачастую, выходят за рамки требований, содержащихся в законе. Необходимо отметить, что такая практика, отчасти, обусловлена тем обстоятельством, что действующее законодательство предъявляет к суррогатной матери достаточно абстрактное требование о необходимости получения медицинского заключения об удовлетворительном состоянии здоровья. Каких либо уточняющих положений, относительного этого требования, закон фактически не содержит.

Вместе с тем, потенциальных родителей может не устраивать сухая констатация факта удовлетворительного состояния здоровья будущей суррогатной матери и они могут захотеть (а в подавляющем большинстве случаев они хотят) узнать подробности медицинского состояния суррогатной матери и предъявить к ней свои требования относительно ее здоровья. Вследствие чего, потенциальная суррогатная мать передает будущим потенциальным родителям подробную информацию о своем здоровье. В противном случае, если предполагаемая суррогатная мать откажется от раскрытия такой информации, то ее кандидатура вовсе не будет рассматриваться.

В некоторых договорах, заключаемых в США, непосредственно в тексте договора предусматриваться все тесты и медицинские анализы, которые должна будет пройти суррогатная мать перед процедурой имплантации эмбриона. Чаше всего речь идет о тестах на СПИД, венерические заболевания, причем такие анализы проводят не однократно, а перед каждой процедурой имплантации108.

На второй стадии отношения сторон обуславливаются непосредственной процедурой суррогатного материнства. На этой стадии потенциальные родители, фактически, всецело владеют информацией о состоянии здоровья суррогатной матери. В договоре суррогатного материнства может содержаться условие, в соответствии с которым, потенциальным родителям передается вся информация о состоянии здоровья суррогатной матери, как заказчикам процедуры суррогатного материнства.

Представляется интересным, как с теоретической, так и с практической точки зрения вопрос – какой правовой режим носит такая информированность родителей о состоянии здоровья суррогатной матери?

На территории Российской Федерации суррогатное материнство, среди прочих законодательных актов, регулируется Приказом Минздрава России от 30. 2012 № 107н «О порядке использования вспомогательных репродуктивных технологий, противопоказаниях и ограничениях к их применению», которым был утвержден одноименный «Порядок использования вспомогательных репродуктивных технологий, противопоказания и ограничения к их применению».

Согласно пункту 1 Порядка использования ВРТ: «настоящий Порядок регулирует вопросы организации оказания медицинской помощи с использованием методов вспомогательных репродуктивных технологий на территории Российской Федерации, а также противопоказания и ограничения к их применению». В соответствии с пунктом 2 Порядка использования ВРТ: «вспомогательные репродуктивные технологии представляют собой методы лечения бесплодия, при применении которых отдельные или все этапы зачатия и раннего развития эмбрионов осуществляются вне материнского организма (в том числе с использованием донорских и (или) криоконсервированных половых клеток, тканей репродуктивных органов и эмбрионов, а также суррогатного материнства)».

Как следует из приведенных норм, суррогатное материнство, как метод вспомогательных репродуктивных технологий, является разновидностью медицинской помощи для предполагаемых потенциальных родителей. Как известно, в большинстве случаев, медицинская деятельность связана с возникновением врачебной тайной. В связи с чем, не совсем ясно, как соотносится категория врачебной тайны с отношениями суррогатного материнства.

В соответствии со статьей 13 закона об основах охраны здоровья, сведения о факте обращения гражданина за оказанием медицинской помощи, состоянии его здоровья и диагнозе, иные сведения, полученные при его медицинском обследовании и лечении, составляют врачебную тайну. Не допускается разглашение сведений, составляющих врачебную тайну, в том числе после смерти человека, лицами, которым они стали известны при обучении, исполнении трудовых, должностных, служебных и иных обязанностей, за исключением случаев, установленных частями 3 и 4 статьи 13 закона об основах охраны здоровья (об этих исключениях речь пойдет ниже).

В соответствии с названной нормой закона, врачебной тайной являются:

– сведения о факте обращения граждан за оказанием медицинской помощи;

– сведения о состоянии здоровья и диагнозе лица;

– иные сведения, полученные при медицинском обследовании и лечении лица.

Следовательно, факт обращения суррогатной матери к врачу, любая информация о ее здоровье относятся к категории врачебной тайны, конфиденциальность которой охраняется законом и за распространение которой предусмотрена ответственность, вплоть до уголовной.

Существенные и иные условия договора суррогатного материнства

В Российской Федерации договор суррогатного материнства уже нельзя назвать новым договором или какой-то новеллой российского законодательства, так как такой договор достаточно давно поименован в законодательстве и не редко встречается на практике. Уже вполне уместно говорить о сформированном рынке услуг суррогатного материнства.

Можно утверждать, что договор суррогатного материнства является самостоятельным видом договора, отличным от иных гражданско-правовых и семейно-правовых договоров, перечисленных в законодательстве РФ, который реализуется в целях лечения бесплодия и для достижения потенциальными родителями семейной ценности – рождение ребенка и установление в будущем детско-родительских отношений.

Так как законодательное регулирование договора исчерпывается лишь указанием на возможность его заключения180, то вопрос о содержании договора оставлен на усмотрение сторон.

Содержание договора составляет совокупность согласованных его сторонами условий, в которых закрепляются права и обязанности его контрагентов, составляющие содержание договорного обязательства181. Условия договора принято делить на три группы: существенные, обычные, случайные.

Согласно пункту 1 статьи 432 ГК РФ договор считается заключенным, если между сторонами, в требуемой форме, достигнуто соглашение по всем существенным условиям договора. Существенными являются условия о предмете договора, условия, которые названы в законе или иных правовых актах, как существенные или необходимые для договоров данного вида, а также все те условия, относительно которых по заявлению одной из сторон должно быть достигнуто соглашение. То есть, существенные условия договора, это такие условия, которые определяют саму суть договора и позволяют его квалифицировать и отличать от иных договоров.

В свою очередь, обычные условия – это условия, которые обычно присутствуют в договоре такого вида, но от согласованности которых не зависит действительность договора.

Случайные условия – это условия, которые, как правило, не предусматриваются данным видом договора, но могут быть установлены по согласованию сторон и от согласования которых не зависит действительность договора.

Иоффе, рассуждая на тему обычных и случайных условий договора, считал, что практически нет необходимости включать обычные условия в договор, так как они сформулированы в законе или иных нормативных актах и, поскольку контрагенты согласились заключить данный договор, они тем самым признаются выразившими согласие подчиниться тем условиям, которые по закону распространяются на договорные отношения соответствующего вида или на все договоры вообще. Случайные условия не имеют значения для заключения договора. Но если обычные условия предусматриваются законом и потому вступают в действие в силу одного только факта заключения договора, то случайные условия могут возникнуть и приобрести юридическое действие только в том случае, если они будут включены в самый договор182.

Журавлева, рассматривая правовое регулирование суррогатного материнства, предлагает считать существенными следующие условия договора суррогатного материнства:

– данные о лицах, участвующих в программе суррогатного материнства;

– место проживания суррогатной матери в период вынашивания ребенка;

– права и обязанности сторон;

– последствия рождения неполноценного ребенка;

– порядок и условия оплаты материальных расходов на содержание суррогатной матери;

– основания и последствия расторжения договора;

– ответственность сторон за невыполнение условий договора;

– порядок компенсации понесенных потенциальными родителями расходов на программу суррогатного материнства, а также, последствия «отказа» от передачи ребенка потенциальным родителям в случае, если суррогатная мать оставляет за собой родительское право на ребенка;

– иные условия, определяемые по соглашению сторон183.

Коломиец определила следующие существенные условия договора суррогатного материнства:

– цена договора;

– медицинское учреждение или учреждения, в которых будут проходить процедуры;

– количество и типы процедур и анализов, которые необходимо пройти суррогатной матери.

Случайными условиями А. Коломиец считает:

– требования, которым должна соответствовать суррогатная мать;

– установление различных обязанностей, например, распорядок дня, место проживания, режим питания;

– обязанность суррогатной матери соблюдать разумные предписания врача;

– время и место передачи рождённого ребёнка родителям-заказчикам;

– время и место подписания суррогатной матерью согласия на запись заказчиков родителями рожденного ею ребенка;

– вопросы конфиденциальности и доступности информации;

-количество детей, которые согласна выносить суррогатная мать в случае многоплодной беременности;

– обязанность генетических родителей принять ребёнка;

– правовые последствия, которые наступают в случае смерти или развода заказчиков184.

Некоторые авторы называют существенным условием договора суррогатного материнства исключительно условие о предмете договора185.

По нашему мнению, не все названные выше условия, являются существенными условиями договора суррогатного материнства.

В пункте 1 статьи 432 ГК РФ указано, что договор считается заключенным, если между сторонами, в требуемой в подлежащих случаях форме, достигнуто соглашение по всем существенным условиям договора. Отсюда можно сделать вывод, что существенные условия договора, это такие условия, которые определяют сам договор и позволяют конкретизировать его среди множества иных договоров.

Если существенные условия не согласованы сторонами (отсутствуют в тексте договора), то считается, что такой договор не заключен, соответственно, если существенные условия договора согласованы, то договор считается заключенным. То есть, можно сказать, что существенные условия, это минимально возможный набор условий договора, который позволяет утверждать, что стороны заключили договор и обязаны его исполнять.

В соответствии с абзацем 2 пункта 1 статьи 432 ГК РФ существенными являются условия о предмете договора, условия, которые названы в законе или иных правовых актах как существенные или необходимые для договоров данного вида, а также все те условия, относительно которых по заявлению одной из сторон должно быть достигнуто соглашение.

Таким образом, в силу прямого указания пункта 1 статьи 432 ГК РФ первым существенным условием договора суррогатного материнства является условие о предмете договора. Это условие позволяет установить, для чего именно заключается договор, и какого результата хотят достигнуть стороны.

Участие медицинской организации в договоре суррогатного материнства

Общепризнано, что бесплодие является болезнью. В Международном классификаторе болезней десятого пересмотра234, женскому и мужскому бесплодию присвоены индексы N97 и N46 соответственно.

Как отметила Д. Шепелева, возникновение заболеваний, травм, физических недугов требует обращения за медицинской помощью, при оказании которой, объектом гражданских прав является услуга235, а точнее медицинская услуга. Необходимо обратить внимание, что в целом договор суррогатного материнства нельзя рассматривать как договор на оказание возмездных услуг в понимании действующего российского гражданского законодательства, о чем мы писали ранее. Однако, неотъемлемая составная часть договора суррогатного материнства, которая непосредственно связана с деятельностью медицинской организации (отбор генетического материала, культивирование эмбриона, перенос эмбриона в тело суррогатной матери и т. ) безусловно является не чем иным, как медицинской услугой медицинского характера.

В соответствии с нормами статьи 2 Закона об основах охраны здоровья медицинская услуга представляет собой – медицинское вмешательство или комплекс медицинских вмешательств, направленных на профилактику, диагностику и лечение заболеваний, медицинскую реабилитацию имеющую самостоятельное законченное значение.

Медицинское вмешательство – это выполняемые медицинским работником и иным работником, имеющим право на осуществление медицинской деятельности, виды медицинских обследований и (или) медицинских манипуляций. Под медицинским работником понимается физическое лицо, которое работает в медицинской организации и в трудовые (должностные) обязанности которого входит осуществление медицинской деятельности, либо физическое лицо, которое является индивидуальным предпринимателем, непосредственно осуществляющим медицинскую деятельность.

Из названных норм следует, что оказывать медицинские услуги могут как медицинские организации, так и индивидуальные предприниматели.

Однако, в пункте 5 Порядка использования ВРТ содержится указание, что оказывать медицинскую помощь с использованием методов вспомогательных репродуктивных технологий, в том числе методом суррогатного материнства, вправе медицинские организации, созданные как Центры вспомогательных репродуктивных технологий, либо медицинские и иные организации, имеющие в структуре лабораторию (отделение) вспомогательных репродуктивных технологий, при наличии лицензии на осуществление медицинской деятельности, предусматривающей выполнение работ (оказание услуг) по акушерству и гинекологии (использованию вспомогательных репродуктивных технологий). Вместе с тем, в пункте 7 Порядка использования ВРТ вводится еще одно условие, что обследование мужчин при реализации программы суррогатного материнства производится в медицинских организациях, имеющих лицензию на осуществление медицинской деятельности, предусматривающую оказание услуг по урологии.

Следовательно, в зависимости от того, кто прибегает к суррогатному материнству (одинокий мужчина, одинокая женщина или семейная пара), будет зависеть требование, предъявляемое к медицинской организации в части наличия лицензии. Так, если к суррогатному материнству обращается одинокая женщина, то медицинская организация должна иметь лицензию на оказание услуг по акушерству и гинекологии (использованию вспомогательных репродуктивных технологий). В случае же если, за суррогатным материнством обращается одинокий мужчина, равно как и семейная пара, то медицинская организации должна иметь лицензию на оказание услуг как по акушерству и гинекологии (использованию вспомогательных репродуктивных технологий), так и по урологии. Так как, для обследования мужчины, медицинской организации необходима лицензия по урологии, а для подготовки эмбриона и его помещения в тело суррогатной матери необходима лицензия по акушерству и гинекологии (использованию вспомогательных репродуктивных технологий).

При этом, под медицинской организацией (статья 2 Закона об основах охраны здоровья) признается юридическое лицо, независимо от организационно-правовой формы, осуществляющее в качестве основного (уставного) вида деятельности медицинскую деятельность на основании лицензии, выданной в порядке, установленном законодательством Российской Федерации о лицензировании отдельных видов деятельности.

Таким образом, следует вывод, что не каждая медицинская организация имеет право оказывать медицинскую помощь с использованием методов вспомогательных репродуктивных технологий.

Оказывать медицинские услуги в рамках реализации программы суррогатного материнства, то есть выступать третей стороной в договоре суррогатного материнства может:

осуществляющие в качестве основного вида деятельности медицинскую деятельность,

созданное, как центр вспомогательных репродуктивных технологий или имеющее в своей структуре лабораторию вспомогательных репродуктивных технологий,

имеющее лицензию на осуществление медицинской деятельности в области акушерства и гинекологии (использованию вспомогательных репродуктивных технологий) и, в случае если к суррогатному материнству прибегает мужчина или семейная пара, в области урологии.

Представляется, что субъективные права, принадлежащие медицинской организации, в договоре суррогатного материнства не имеют своих особенностей и по содержанию не отличаются от субъективных прав, принадлежащих медицинской организации в любых иных правоотношениях по оказанию медицинских услуг. Такой вывод основывается на том, что участие медицинской организации в программе суррогатного материнства не выходит за рамки обычной деятельности такой организации, и она оказывает обычные, для своего вида деятельности услуги. Медицинская организация является профессиональным участником своего рынка, который оказывает стандартные услуги, в рамках своей профессиональной деятельности.

Однако, субъективные обязанности, возложенные на медицинскую организацию, в договоре суррогатного материнства, имеют свои отличительные особенности.

В договоре суррогатного материнства, на медицинскую организацию должна быть возложена обязанность по контролю за соответствием здоровья суррогатной матери и здоровья потенциальных родителей предъявленным к ним законом и договором критериям. В частности, медицинская организация должна контролировать надлежащее состояние здоровья суррогатной матери, позволяющей ей реализовать программу суррогатного материнства в соответствии с требованием закона и договора. В то время, как состояние здоровья потенциальных родителей должно быть нарушено бесплодием.

Возложение обязанности по контролю здоровья на медицинскую организацию обуславливается тем обстоятельством, что для исполнения такой обязанности необходимы специальные навыки и познания в области медицины, а также соответствующая лицензия. Очевидно, что единственным участником правоотношения суррогатного материнства, который отвечает названным критериям, является медицинская организация. Следовательно, надлежащим образом обеспечить контроль медицинских показателей в договоре суррогатного материнства может только медицинская организация.

Следующая обязанность, которая, по нашему мнению, должна быть возложена на медицинскую организацию корреспондирует праву суррогатной матери и потенциальных родителей расторгнуть договор суррогатного материнства. Как описано нами ранее, вопрос расторжения договора суррогатного материнства осложняется фактором беременности. Следовательно, вопрос расторжения договора суррогатного материнства находится в прямой взаимозависимости с вопросом возможности искусственно прервать беременность суррогатной матери.

Женщина имеет право искусственно прервать свою беременность только в первые 12 недель, следовательно, расторгнуть договор суррогатного материнства так же можно только в первые 12 недель беременности, когда суррогатная мать имеет возможность совершить аборт. На более поздних сроках беременности ее можно прервать, а, следовательно, прекратить договор суррогатного материнства, исключительно по медицинским показаниям. Вместе с тем, очевидно, что беременность суррогатной матери возникает не в момент заключения договора суррогатного материнства, а несколько позже, в результате переноса подготовленного эмбриона в тело суррогатной матери. При этом, факт переноса эмбриона в тело суррогатной матери не означает стопроцентное возникновение беременности. По разным оценкам вероятность возникновения беременности у суррогатной матери варьируется от 30% до 70% процентов, так как вероятность наступления беременности у суррогатной мамы напрямую зависит от качества полученных эмбрионов, а также иных сопутствующих факторов236.

Цивилистический аспект участия медицинской организации в суррогатном материнстве

Общепризнано, что бесплодие является болезнью. В Международном классификаторе болезней десятого пересмотра282, женскому и мужскому бесплодию присвоены индексы № 97 и № 46, соответственно.

Как отметила Д. Шепелева, возникновение заболеваний, травм, физических недугов требует обращения за медицинской помощью, при оказании которой, объектом гражданских прав является услуга283, а точнее медицинская услуга. Необходимо обратить внимание, что в целом договор суррогатного материнства нельзя рассматривать как договор на оказание возмездных услуг в понимании действующего российского гражданского законодательства, о чем мы писали ранее. Однако, неотъемлемая составная часть договора суррогатного материнства, которая непосредственно связана с деятельностью медицинской организации (отбор генетического материала, культивирование эмбриона, перенос эмбриона в тело суррогатной матери и т. ), безусловно, является не чем иным, как услугой медицинского характера.

В соответствии с нормами статьи 2 Закона об основах охраны здоровья, медицинская услуга представляет собой – медицинское вмешательство или комплекс медицинских вмешательств, направленных на профилактику, диагностику и лечение заболеваний, медицинскую реабилитацию, имеющую самостоятельное законченное значение.

Следовательно, в зависимости от того, кто прибегает к суррогатному материнству (одинокий мужчина, одинокая женщина или семейная пара), будет зависеть требование, предъявляемое к медицинской организации в части наличия лицензии. Так, если к суррогатному материнству обращается одинокая женщина, то медицинская организация должна иметь лицензию на оказание услуг по акушерству и гинекологии (использованию вспомогательных репродуктивных технологий). В случае же, если за суррогатным материнством обращается одинокий мужчина, равно как и семейная пара, то медицинская организации должна иметь лицензию на оказание услуг как по акушерству и гинекологии (использованию вспомогательных репродуктивных технологий), так и по урологии. Так как для обследования мужчины медицинской организации необходима лицензия по урологии, а для подготовки эмбриона и его помещения в тело суррогатной матери необходима лицензия по акушерству и гинекологии (использованию вспомогательных репродуктивных технологий).

Медицинская деятельность – один из важнейших видов деятельности экономической, имеющий ключевое значение не только для конкретных физических лиц – потребителей медицинских услуг, но и для общества и государства. Отнесение медицинской деятельности к одному из видов деятельности экономической не представляет значительной сложности ни для законодателя, ни для правоприменителя. Уже сформировался развитый рынок медицинских и иных услуг, а также отдельных видов работ в сфере охраны здоровья граждан284.

осуществляющее в качестве основного вида деятельности медицинскую деятельность,

созданное как центр вспомогательных репродуктивных технологий или имеющее в своей структуре лабораторию вспомогательных репродуктивных технологий,

Представляется, что субъективные права, принадлежащие медицинской организации, в договоре суррогатного материнства не имеют своих особенностей и по содержанию не отличаются от субъективных прав, принадлежащих медицинской организации в любых иных правоотношениях по оказанию медицинских услуг. Такой вывод основывается на том, что участие медицинской организации в программе суррогатного материнства не выходит за рамки обычной деятельности такой организации, и она оказывает обычные для своего вида деятельности услуги. Медицинская организация является профессиональным участником своего рынка, который оказывает стандартные услуги, в рамках своей профессиональной деятельности.

Однако, субъективные обязанности, возложенные на медицинскую организацию, в договоре суррогатного материнства имеют свои отличительные особенности.

В договоре суррогатного материнства на медицинскую организацию должна быть возложена обязанность по контролю за соответствием здоровья суррогатной матери и здоровья потенциальных родителей предъявленным к ним законом и договором критериям. В частности, медицинская организация должна контролировать надлежащее состояние здоровья суррогатной матери, позволяющее ей реализовать программу суррогатного материнства в соответствии с требованием закона и договора. В то время как состояние здоровья потенциальных родителей должно быть нарушено бесплодием.

Особенности возникновения и прекращения правоотношений суррогатного материнства

По справедливому мнению профессора А. Левушкина, «достижением развития системы семейного законодательства РФ принято считать расширение сферы договорного регулирования семейных отношений. Однако его эффективность могла бы возрасти при гармоничном установлении императивных и диспозитивных средств регулирования как личных, так и имущественных отношений между членами семьи»149.

Как следует из легального определения суррогатного материнства, закрепленного в действующем законодательстве – индивидуальное регулирование суррогатного материнства основано на договоре. Такое требование, а по факту необходимость, объясняется достаточно большим спектром вопросов, которые необходимо урегулировать соглашением сторон.

По нашему мнению, не представляется возможным урегулировать всю совокупность вопросов суррогатного материнства обычным устным соглашением или волеизъявлением сторон. Поэтому, во избежание осложнений и неясностей, а также для закрепления статуса его участников, представляется единственно верным решением – заключение договора суррогатного материнства. Посредством заключения такого договора реализуется индивидуальное договорное регулирование суррогатного материнства.

В реалиях отсутствия должного законодательного регулирования вспомогательных репродуктивных технологий в целом, и метода суррогатного материнства в частности, договор – это единственный способ, с помощью которого можно полноценно урегулировать правоотношения сторон суррогатного материнства.

Вместе с тем, договор является тем правовым инструментом, который позволяет его сторонам выстроить свои правоотношения, именно так (при этом, не выходя за рамки дозволенного законом), как это позволит удовлетворить встречные интересы и потребности наиболее полным образом.

Договор, так же как и любой нормативно-правовой акт, представляет собой средство для регулирования конкретных отношений. Факт заключения договора означает возникновение по воле его сторон юридической связи, выраженной в наличии прав и обязанностей между его участниками.

Как отмечал К. Победоносцев – договор есть сознательное соглашение нескольких лиц, в котором все они совместно изъявляют свою волю для того, чтобы определить между собой юридическое отношение в личном своем интересе150.

Не стоит также забывать, что в некоторой степени, суррогатное материнства представляет собой разновидность медицинских услуг.

Применительно к договору медицинского оказания услуг А. Лозовский и А. Тихомиров отмечают, что именно договор позволяет совместить правовые и этические подходы к этим отношениям. Договор позволяет сконструировать жесткую модель взаимного поведения сторон, которая, не умаляя прав и свобод каждой из них, подходит для конкретных условий и обстоятельств оказания медицинской помощи151.

Состоявшиеся правоотношения суррогатного материнства означают, что все его участники выразили и согласовали свою волю, направленную на достижение конечной цели – лечение бесплодия потенциальных родителей ,посредством рождение ребенка в их интересах, а именно:

– суррогатная мать выражает свою волю на подготовку своего организма и перенос подготовленного эмбриона с последующим вынашиванием и рождением ребенка в интересах потенциальных родителей.

– потенциальные родители выражают свою волю на отбор необходимого генетического материала (или в случае необходимости на отбор и использование донорского генетического материала), создание и культивирование эмбриона, с последующим его переносом в организм суррогатной матери, в целях лечения своего бесплодия посредством рождения в их интересах ребенка и установления в будущем детско-родительских отношений, как ожидаемой семейной ценности.

Таким образом, суррогатная мать и потенциальные родители, как стороны договора суррогатного материнства, выражают свое согласие на проведение определенных медицинских манипуляций, направленных на рождение ребенка для потенциальных родителей с последующим возникновением родительских правоотношений между этим ребенком и потенциальными родителями.

Как писал В. Меркулов, первое необходимое условие для возникновения договора – существование субъектов, выразивших волю (намерение) к установлению правовой связи и достижению определенного результата. Следовательно, эти лица, становящиеся в последствии сторонами в договоре, выступают в качестве субъектного состава, как необходимого его элемента152. В этой связи возникает вопрос о субъектном составе договора суррогатного материнства.

Исходя из действующего, легального определения суррогатного материнства, договор суррогатного материнства является двусторонним, так как определение гласит: «суррогатное материнство представляет собой вынашивание и рождение ребенка по договору, заключаемому между суррогатной матерью и потенциальными родителями».

Владимирова Е. утверждает: «В отношениях суррогатного материнства участвуют три субъекта: суррогатная мать, генетическая мать, генетический отец»154.

Не вызывает сомнения, что суррогатная мать и потенциальные родители являются субъектами договора суррогатного материнства, а следовательно, и субъектами правоотношений суррогатного материнства.

Спорным является вопрос: являются ли иные участники правоотношений суррогатного материнства субъектами договора суррогатного материнства.

Рашидханова, рассматривая некоторые аспекты вспомогательных репродуктивных технологий, приходит к выводу: «Субъектами договора возмездного оказания медицинских услуг являются пациент, медицинская организация, имеющая лицензию на оказание соответствующих услуг и третьи лица (супруг суррогатной матери, доноры репродуктивных тканей и др)»155.

Схожее мнение высказывает А. Чаплыгина, которая полагает, что договор суррогатного материнства должен включать в качестве сторон также врача, акушера, психиатра и психолога, супруга суррогатной матери, удостоверяющие договор и участвующие в разрешении конфликтных ситуаций органы государственной власти или местного самоуправления156. По нашему мнению, столь большое количество субъектов договора является необоснованным. Есть существенная вероятность, что подобное расширение круга субъектов не будет способствовать повышению качества правового регулирования данного договора и при этом будет способствовать появлению новых правовых осложнений.

Понятие, сущность и особенности суррогатного материнства

Понятие правоотношения в юридической науке является одним из самых сложных. С одной стороны, это связано с многочисленными теоретическими подходами к определению правоотношения в целом, с другой – со стремлениями авторов дать относительно краткое определение, раскрывающее при этом все существенные признаки этого правового явления.

Множество ученых так или иначе затрагивали тематику правоотношения в своих работах. В частности, А. Бабаев и В. Белов, рассуждая в одной из своих работ на эту тему, указывают, что правоотношение – это юридическая формула, то есть абстрактное выражение взаимосвязи между фактическими отношениями и их юридической формой. Располагая знаниями о фактических отношениях, юрист-практик при известной степени настойчивости и труда выведет знание о правах и обязанностях участников этих отношений17.

Правоотношения упорядочивают отношения между людьми, а именно отношение одного лица к другому в рамках правового поля, т. создают ожидание определенного, предсказуемого, взаимного поведения.

Обращаясь к проблеме определения места и роли правовых отношений в общественной структуре, известный ученый Ю. Толстой отмечает: «. правоотношения – это посредствующее звено между нормой права и теми общественными отношениями, которые составляют предмет правового регулирования»18.

Семейные правоотношения всегда находятся в мейнстриме и их исследование не теряет своей актуальности, так как по многим вопросам в доктрине семейного права ученые длительное время не могут достичь единства19.

Люди в реальной повседневной жизни вступают в разнообразные общественные отношения заключая и исполняя различные договора. В зависимости от их специфики эти отношения регулируются различными отраслями права. На первый взгляд может показаться, что договор суррогатного материнства регулируется в основном семейным правом. Однако следует заметить, что данный договор представляет собой сложное переплетение различных взаимоотношений между людьми физиологических, финансовых, психологических, правовых и т. Поэтому нормы, в той или иной степени затрагивающие этот вид правоотношения, содержатся также и в других отраслях права: конституционном, гражданском, уголовном и др.

Воздействие на репродуктивную функцию человека можно разделить на два принципиальных направления: с целью стимуляции репродуктивных функций человека или же с целью ее подавления. Такая классификация предложена в работе Я. Дргонца и П. Холлендера20. В области отечественной и зарубежной медицины вмешательство с целью стимуляции репродуктивных процессов принято определять как новые репродуктивные технологии, методы вспомогательной репродукции или вспомогательные репродуктивные технологии21.

Для любого государства поддержание уровня его населения является одним из важнейших направлений его внутренней политики, так как население того или иного государства является одним из критериев, определяющих существование самого государства. Если отсутствует население – то и государство не может существовать. На уровень населения в конкретно взятой стране влияет множество факторов, начиная от климатической среды, в которой располагается государство, а, следовательно, и проживает его население, заканчивая социальной политикой государства. Среди таких факторов не последнее место занимает уровень репродуктивного здоровья населения.

Состояние репродуктивного здоровья населения — это важнейшая составляющая социально-демографического развития страны, которая во многом определяет и уровень развития общества в целом.

Бесплодие является одной из наиболее насущных проблем в области охраны репродуктивного здоровья в России, учитывая низкий уровень рождаемости, широкое применение искусственных абортов, а также увеличение распространенности инфекций, передающихся половым путем, и случаев воспалительных заболеваний органов малого таза22.

В России 15% браков являются бесплодными, другими словами каждая шестая супружеская пара сталкивается с затруднениями в вопросе рождения собственного ребенка в тот или иной момент своего репродуктивного возраста.

В 2012 году в России число зарегистрированных заболеваний с впервые установленным диагнозом «бесплодие» составило 78 000. При том, что в 2005 г. таких диагнозов было поставлено 53 000. Но нужно учитывать, что часть женщин по разным причинам вовсе не обследуется, им не ставят диагнозы23. Таким образом, названная цифра в 78 000 является заниженной, а о реальном числе бесплодных женщин приходится лишь только догадываться.

Примерно в 50% случаев причиной неспособности пары к репродукции является мужское бесплодие24.

По данным Всемирная организация здравоохранения (далее – ВОЗ), в среднем около 5 процентов популяции бесплодны в силу анатомических, генетических, эндокринных, иммунологических, то есть непредотвратимых факторов25.

Бесплодие представляет собой неспособность сексуально активной, не использующей контрацепцию пары добиться беременности в течение одного года. Более детально ВОЗ под бесплодием понимает -неспособность женщины родить ребенка из-за ее неспособности либо забеременеть, либо выносить и родить живого ребенка26. Отсюда следует, что причины бесплодия можно разделить на три группы:

Неспособность женщины забеременеть.

Неспособность женщины выносить ребенка.

Неспособность женщины родить живого ребенка.

При этом, первая группа, обусловленная неспособностью женщины забеременеть, в свою очередь подразделяется на три подгруппы:

Неспособность женщины забеременеть вызвана дефектами репродуктивного здоровья мужчины (партнера).

Неспособность женщины забеременеть вызвана дефектами ее репродуктивного здоровья.

Неспособность женщины забеременеть вызвана сочетанием дефектов репродуктивного здоровья мужчины и женщины.

Сегодня возможность лечения бесплодия, когда пациент становится фертильным, не является чем-то невообразимым, хотя еще несколько десятилетий назад диагноз бесплодие, в большинстве случаев, являлся неизлечимым. Преодоление бесплодия во многом стало возможным благодаря вспомогательным репродуктивным технологиям (ВРТ).

Однако, явный рост заинтересованности населения в методах вспомогательных репродуктивных технологий не находит своей поддержки на законодательном уровне, так как до настоящего времени вопрос законодательного регулирования вспомогательных репродуктивных технологий остается открытым. Стоит согласиться с мнением А. Пурге о давно назревшей необходимости модернизации действующего законодательства в области ВРТ: «в настоящее время использование ВРТ на практике опережает формирование правовой базы в этой области. ВРТ развиваются, и требуется доработка российского законодательства для устранения коллизии и пробелов в области регулирования репродуктивных правоотношений. Поэтому, необходимость скорейшего внесения изменений в нормативные правовые акты, посвященные репродуктивной деятельности, не вызывает сомнений»27.

Как верно отметил С. Шевчук, формирующийся рынок медицинских услуг не обеспечен необходимой правовой базой, поэтому его прогрессивное развитие и совершенствование невозможны. При этом многие фактические общественные отношения, формирующиеся в процессе оказания медицинских услуг, продолжают оставаться вне правового поля28.

Законодатель должен адаптироваться под реалии сложившихся в обществе правоотношений, и в случае, когда вновь появившиеся правоотношения носят негативный характер для общества – запрещать их, а если же они являются положительными для общества – регулировать и всячески поощрять их.

Ответственность суррогатной матери как субъекта договора суррогатного материнства

Сравнительно до недавнего времени в отечественной правовой науке господствовало единственное понимание юридической ответственности, как наступление неблагоприятных последствий, а точнее – наказания за нарушение требований юридической нормы. В рамках широко развернувшейся в начале 1960-х годов дискуссии был поднят вопрос о существовании ответственности в двух пониманиях: классической «карательной» и «воспитывающей», то есть удерживающей от совершения правонарушения. Поэтому в современной юридической науке юридическая ответственность предстает в двух аспектах:

позитивная (перспективная) юридическая ответственность, как осознанная и активная правомерная деятельность субъектов;

В контексте представленных вариантов ответственности различные авторы принципиально по разному подходят к определению понятия ответственности. Так В. Тархов определяет юридическую ответственность, как правовую обязанность должника отдавать отчет своим действиям. 177 А В. Грибанов определяет юридическую ответственность, как одну из форм государственно-принудительного воздействия на нарушителей норм права, заключающуюся в применении к ним предусмотренных законом санкций – мер ответственности, влекущих для них дополнительные неблагоприятные последствия. 178

Трудно не согласится с В. Кудрявцевым, если рассматривать ответственность, как некий абстрактный институт права в целом, то есть без привязки к конкретным событиям и правоотношениям. В таком контексте его утверждение о доминировании позитивной ответственности над негативной вполне уместно и закономерно. Право преследует своей целью установление и поддержание баланса взаимных прав и интересов в обществе, при этом, проявление такого баланс возможно только в будущем. То есть субъект права осознает необходимость соблюдения установленных норм, так как, если он их нарушит, то в будущем, он будет подвергнут юридической ответственности. Но, если мы рассмотрим ответственность в контексте уже сложившихся правоотношений, в которых состоялось нарушение чьих либо прав (то есть в динамике развития права), то первоначальной целью ответственности будет не побуждение правонарушителя к добросовестному поведению в будущем, а наказание правонарушителя в настоящем за события прошлого, в целях прекращения его противоправного поведения. Представляется, что в таком контексте на первый план выходит ретроспективная модель ответственности, нежели позитивная.

К тому же, если рассматривать отдельные виды ответственности (к примеру, отрешение от должности в конституционной ответственности, или дисквалификацию в административной ответственности), то их применение в настоящем может и вовсе прекратить деятельность субъекта в будущем, а раз его деятельность будет отсутствовать, то и позитивная ответственность данного субъекта будет невозможна.

Представляется, что позитивна и негативная ответственности соотносятся не как общая и специальная ответственности, а как две части одного целого. Где позитивная ответственность обеспечивает соблюдение норма права в будущем, не используя при этом реальные механизмы ответственности, а апеллирует исключительно к страху их применения (своего рода превентивная функция). А негативная ответственность, прибегая к реальным механизмам ответственности – санкциям -наказывает правонарушителя в настоящем за нарушение норм в прошлом.

В науке юридическую ответственность принято классифицировать по различным основаниям: по субъектам возложения ответственности; по видам правовых последствий; по основаниям возникновения; по характеру содержания санкции и т.

Для цели настоящего исследования необходимо обратиться к таким видам ответственности как: гражданско-правовая и семейно-правовая ответственность. Выбор именно этих видов ответственности обуславливаться тем, что правоотношение суррогатного материнства представляют собой межотраслевое правоотношение, находящиеся, в первую очередь, на стыке семейного и гражданского права. Следовательно, и возможность возникновения ответственности суррогатной матери в таких правоотношениях необходимо рассматривать именно в контексте семейного и гражданского права.

Мы намеренно проигнорируем такие виды ответственности как: административная, уголовная, дисциплинарная, конституционная и другие, так как рассматриваемое нами правоотношение лежит за рамками соответствующих отраслей права (уголовной, конституционной, трудовой и т. ), вследствие чего, привлечение участников правоотношения к таким видам ответственности происходит по общим правилам соответствующей отрасли.

На наш взгляд, приведенные определения не лишены недостатков. Так, С. Братусь ограничивает гражданско-правовую ответственность, ответственностью за нарушение только ранее принятых обязательств. Егоров и О. Иоффе, в некотором роде, отождествляют гражданско-правовую ответственность с санкцией. Суханов, во-первых, отождествляет гражданско-правовую ответственность с деятельностью судов, что нам представляется не верным, а во-вторых, всегда связывает такую ответственность с имущественной сферой, что оставляет надтронутым пласт личных неимущественных отношений, так же урегулированных гражданским правом.

О произведении

Алёхина ; М-во образование Московской обл. , Гос. образовательное учреждение высш. образования Московской обл. Московский гос. обл. ин-т

Российская государственная библиотека (РГБ)

Ближайшая библиотека с бумажным экземпляром издания

Пожалуйста, авторизуйтесь

Вы можете добавить книгу в избранное после того, как
авторизуетесь на портале. Если у вас еще нет учетной записи, то
зарегистрируйтесь.

Врачи поблизости

паренкина виктория игоревна мгоу

Цена первичного приема

паренкина виктория игоревна мгоу

врач УЗД , Гинеколог

паренкина виктория игоревна мгоу

паренкина виктория игоревна мгоу

1 200  руб.

паренкина виктория игоревна мгоу

Добавить комментарий

Ваш адрес email не будет опубликован.